Внимание!
Если Вы религиозны,
перед тем как ознакомиться с этим текстом
Вам необходимо испросить разрешения
у Вашего духовного наставника!

Миф о Великом Союзе. Больница




Так вот, следующий случай произошёл не со мной, а с моим коллегой по работе.

Он на стойке недавно, строительных историй не знает, рассказывает случай из своей жизни:

― Гуляю я значит возле института Склифосовского.

Гуляю с женой и ребёнком.

Жена везёт ребёнка в коляске.

Впереди идёт мужичок, идёт, покуривает, вдруг подходят к нему двое санитаров.

Они пару минут поговорили и вдруг мужик как рванёт бежать от них!

Санитары подходят к другому мужичку, ещё не успели даже подойти, он тоже как рванёт бежать, и на бегу ещё матом их кроит.

Подходят ко мне, говорят:

― Здравствуйте, вы давно в Москве живёте?

Я говорю:

― Да, давно, уже почти год как квартиру получили в Матросской роще.

― А сам я с Костромской сторонки, недалеко от Кирова, деревня Вагины.

Он говорят: Ну вот и прекрасно, наконец-то настоящего москвича встретили, а то попадаются дикари какие-то.

― Мы приглашаем вас, кстати, совершенно бесплатно, пройти экспресс-обследование на наличие у вас хронических заболеваний.

― Вы знаете как важна диагностика именно на ранней стадии, это займёт у вас буквально тридцать-сорок минут, вы знаете, наши профессора ― уникальные специалисты, таких больше нет нигде в мире!

Я Тоньке говорю:

― Тонь, сходить чёль?

― К профессорам?

Она говорит:

― А чё, сходи, мы пока тут погуляем.
Ну вот, поднимаемся мы с санитарами на третий этаж, я, санитары, и ещё мужичок какой-то.

Он тоже согласился пройти экспресс-обследование.

Ну вот, заводят нас в кабинет, за столом сидит мужичок, ничем не примечательный, вежливый, записывает наши фамилии, адреса, возраст, образование…

И вдруг говорит:

― Минуточку, а ваши Вагины разве в Костромской области?

― Разве не в Кировской?

― Я прям обомлел!

― Настоящий профессор!

― Просто ходячая энциклопедия!

Да, говорю, правильные ваши слова, по науке-то оно в Кировской, мы просто так говорим, опромеж себя, мол сторонка наша тыть…
…остромская… …екимкино горе…

Он говорит:

― Прекрасно, снимайте штаны, и ложитесь вон на ту кушетку!

И поясняет:

― В первую очередь проверим вас на наличие простатита!

Вначале они обследовали того мужика, с которым мы пришли.

Я, из деликатности отвернул голову к стенке, слышу профессор говорит:

― У вас простатит, в начальной стадии, и вы нам, к сожалению не подходите.

― Вот вам рецепт, и направление в поликлинику по месту жительства, до свиданья.
Потом подходят ко мне, осматривают, профессор говорит:

― Прекрасно!

― Совершенно здоров!

― Зафиксируйте его!

И не успел я даже пошевелится, как санитары, раз, и пристегнули меня к кушетке специальными ремнями, и кладут на тележку с колёсиками.

Сверху меня накрывают двумя простынями, одной туловище, другой ноги, так что на виду у меня остаются только голова и жопа.

Я могу свободно шевелится, дышать, никакого неудобства не испытываю.

Но начинаю подозревать нечто нехорошее.

Правильно у нас в деревне говорят, вот мол, москвичи… …ироды… …приехали… …походили… …посмотрели… …спирт-завод закрыли…

…Потом вспоминаю про двух мужиков на улице… …которые убежали… …и начинаю подозревать уже совсем нехорошее.

Походит профессор, говорит:

― Да, голубчик, простатита у вас, казалось бы нет…

― Но это только на невооружённый взгляд!

И вставляет мне в жопу увеличительное стекло, в воронке, наподобие таких, из каких у нас в колхозе молоко в бидоны наливают, поле дойки, только побольше.

И говорит санитарам:

― Везите его на первый!..

…Я только в коридоре опомнился, кричу:

― Профессор, спасибо!

― Спасибо профессор!

― Век бога буду молить!

― Маслица нашего пришлю вам, деревенского!..

…Ну вот, привозят меня на первый этаж.

И тут рассказчик нам говорит:

― Ребята, кажется настал такой момент, когда за продолжение истории уже надо платить!

Ну мы скинулись, а Азиз, таджик, говорит:

― Я пойду, всё равно я этого вашего разговора не понимаю.

― И понимать не хочу.

― И даже слушать не хочу.

― Вы вижу тут совсем ебанулись!

Но мы говорим:

― Не, не, подождём тебя, покурим пока на воздухе…


…Ну так вот, привозят меня на первый этаж, палата с двумя дверьми в одну нас ввозят, в другую вывозят.

Лежат на каталках человек десять.

У всех в жопах воронки.

Только я привязан и накрыт простынями, а они в больничных пижамах.

Кто спит, кто газету читает, двое в шашки играют.

Нас время от времени вывозят через другую дверь, по одному.

Я спрашиваю:

― Мужики, а чё там, дверью?
Они говорят:

― Не боись, там консилиум идёт, нас всех на консилиум собрали, со всех районов Москвы.

Ну вот, лежим, в одну дверь ввозят, в другую вывозят.

Остаётся нас человек пять.

И вот, санитары подходят к мужичку, которого уже после меня привезли, я короче кричу:

― Э!

― Моя очередь!

Им пофиг.

Второго вывозят, я опять кричу:

Мужики, давайте в очередь!

Санитары говорят:

― Лежи не дёргайся, ты последний пойдёшь.

― Остаюсь я один.

Приходит санитарка, начинает шваброй водить.
Хотел спросить её:

― Мол чё?

― Про меня забыли что-ли?

Незаметно взглянул на неё, молодая бабёнка, симпатичная, халатик облегающий, эротичный, а я тут лежу, с воронкой в жопе, неудобно как-то, не стал спрашивать, лежу, делаю вид что газету читаю.

Тут вдруг вбегают санитары, хватают тележку и везут меня, почти бегом, тележка громыхает, один воронку поддерживает, вдруг поворот, другой коридор, там темно как жопе, я ору, особенно на поворотах, потому что они на поворотах они воронку дёргают, и вдруг бах, свет прямо в глаза.

― Ослепительный, я аж зажмурился.

― Ввозят меня в конференц-зал, на сцену, тележку ставят так чтоб жопа была прямо под люстрой.

Встаёт профессор, который меня принимал, читает по бумажке мои данные, фамилию, возраст, год рождения, потом что-то непонятное читает, по латыни, потом обращается к президиуму:

― Коллеги, не хотите ли взглянуть?

― Они головами мотают, мол нет, не хотим!

― Тогда студенты, пожалуйста, ознакомитесь!

Подходят студенты, строятся в очередь, и по очереди заглядывают мне в жопу.

Потом из зала кто-то спрашивает:

― Экейшент, хай лайв ю филин?

Ко мне подходит переводчик с микрофоном, переводит:

― Пациент, как вы себя чувствуете?

И подносит мне микрофон.

Я говорю:

― Нормально!

Переводчик:

― Ит ол райт!

Все хлопают, смеются!

Профессор кивает санитарам:

― Мол, всё увозите!

Меня увозят, я говорю:

― Воронку хоть выньте, всю жопу порвали!

Воронку вынимают, ремни отстёгивают, везут по коридору, вестибюль оказывается буквально в дух шагах, вот выход, санитары выходят вместе со мной на улицу, закуривают сигареты, я вижу жену с коляской, она машет мне рукой улыбается, санитары по очереди пожимают мне руку, и я спускаюсь по ступенькам на улицу…

…После такой истории конечно хочется выпить, а денег уже ни у никого нет, но тут Петрович, слесарь шестого разряда, известный своей прижимистостью, открывает свой шкафчик, и бах на стол пол канистры технического!

― Пейте суки!

Открывает пробку, наливает себе стакан, выпивает залпом.

Одевает куртку, шапку, идёт к двери.
Уже в дверях оборачивается и говорит нам со злостью:

― Щенки бля!

― Мимо он проходил, на полчаса зашёл…

― Меня там три месяца продержали!

― И плачет.


Like в Facebook Добавить в Facebook Утащить в ВКонтакт Содрать в LiveJournal Спионерить в Однокласники